Блог врача-терапевта
Всем нам очень часто приходится обращаться к врачу терапевту. У вас температура или заболело горло – первый кого мы вызываем к себе на дом – это врач терапевт, который нас должен осмотреть, поставить диагноз и при необходимости выдать больничный лист.

Заживление ран после трансмиопластики

После пересечения мышечного лоскута и снятия гипсовой повязки остаются контрактуры коленного сустава, особенно на больной конечности. Не следует форсировать разработку движений в этих суставах, так как могут возникнуть боли и синовит. Более стойкие контрактуры возникают при иммобилизации сведенных конечностей, продолжавшейся свыше 40 дней. Такие большие сроки иммобилизации сведенных конечностей обычно диктовались желанием хирурга продлить лечебное действие мышечного лоскута, его функцию «биологического дренажа» в послеоперационной ране конечности-реципиента.

Чтобы получить объективные данные о кровоснабжении формируемых мышечных лоскутов, А. Г. Кравцов производил измерение степени их гипоксии путем измерения Ро2. Оказалось, что в наилучших условиях кровообращения находятся лоскуты из икроножной мышцы, где падение Ро2 за 5 мин после отсечения дистальной ножки составило в среднем (1,2±0,18) кПа. Исследование показало, что степень гипоксии в лоскутах портняжной мышцы на проксимальной и дистальнои ножках отличается незначительно: 5-минутный градиент Ро2 составил соответственно (2,1 ±0,87) кПа и (1,8±0,24) кПа. Исследование Ро2, в пересаженном мышечном лоскуте позволило установить объективный критерий для определения оптимального срока отсечения мышечного лоскута от питающей ножки. Этот срок удалось сократить до 27±7 дней (р<0,05).
Сокращению сроков иммобилизации способствует «воспитание» или «тренировка» мышечного лоскута, что достигается наложением тонкого резинового жгута, сдавливающего сосуды лоскута, идущие с конечности-донора, или путем постепенного пересечения лоскута в 2—3 приема через день, начиная со 2—3-й недели после I этапа операции.
Стойкое заживление ран в течение 1 года после операции отмечено у 78% больных, гранулирующие раны остались у 15,9%, свищ сформировался у 7,6% больных. Анализ неудовлет верительных результатов у 6 больных показал, что у 3 из них причиной рецидива остеомиелита явилась остаточная костная полость в результате несоответствия величины мышечного лоскута и объема костной полости, у 2 — вследствие некроза мышечного лоскута и у 1 — из-за недостаточно радикальной обработки очага остеомиелита. Осложнения, отмеченные при транс-миопластике (16,2%), обычно являются следствием неправильно определенных показаний к операции, технических ошибок при выполнении операции и последующей иммобилизации — важнейшего звена пластики. Таким образом, трансмиопластика, являющаяся сложным, но доступным при определенном навыке вмешательством для любого стационара гнойной ортопедии, является «предпоследним» средством лечения полостных форм остеомиелита в безмышечных зонах нижней конечности, прежде чем производить больному пересадку свободного кожно-мышечного лоскута с микрососудистой техникой или предлагать ампутацию конечности.