Блог врача-терапевта
Всем нам очень часто приходится обращаться к врачу терапевту. У вас температура или заболело горло – первый кого мы вызываем к себе на дом – это врач терапевт, который нас должен осмотреть, поставить диагноз и при необходимости выдать больничный лист.

Триумф над болью

Благодеяние наркоза не поддается никакому реальному измерению или исчислению. Каждый культурный человек не может не почувствовать душевной полноты от сознания этой блистательной победы над физической болью и благодарных чувств по адресу тех, кто своими трудами и мыслью дал человечеству этот бесценный клад, это ни с чем не сравнимое сокровище.

"Ничто так не ослабляет жизненные силы и дух человека, как боль", — писал Амбруаз Паре (1510— 1590), французский хирург. История человеческой цивилизации хранит множество документов, свидетельствующих о постоянном поиске эффективных методов борьбы с болью. Первые сведения об обезболивании при разрезах и выжиганиях обнаружены в знаменитой медицинской рукописи, найденной в 1874 году и датированной XV веком до н. э., — папирусе Эберса (документ назван в честь египтолога Эберса Георга Морица). Согласно папирусу, во времена египетских фараонов с целью обезболивания использовали дурман, белладонну, мак, мандрагору. Из Египта сведения о применении этих растений попали в Грецию (герои поэм Гомера "Илиада" и "Одиссея" употребляли обезболивающие и снотворные снадобья), а затем распространились в Римской империи. Китайцы одни из первых открыли одурманивающие свойства конопли и использовали ее для лечения больных. На территории Малой Азии и Ближнего Востока в библейские времена в качестве снотворного средства употребляли алкоголь.
За столетия до открытия наркоза люди использовали и передавали из поколения в поколение рецепты средств, вызывавших глубокий, практически наркотический сон. Не таким ли таинственным зельем была усыплена Джульетта? Не о глубоком ли наркозе говорит отец Лоренцо?
Когда ты выпьешь весь раствор до дна,
Тебя скует внезапный холод. В жилах
Должна остановиться будет кровь.
Ты обомрешь. В тебе не выдаст жизни
Ничто: ни слабый вздох, ни след тепла.
Со щек сойдет румянец. Точно ставни,
Сомкнутся на ночь наглухо глаза.
Конечности, лишившись управленья,
Закоченеют, как у мертвецов.
В таком, на смерть похожем, состоянье
Останешься ты сорок два часа, И после них очнешься освеженной.
В. Шекспир, "Ромео и Джульетта", акт IV, сцена I
Японский врач Сейшу Ханаока (1760— 1835) в 1805 году использовал энтеральный наркоз тсусенсаном, который представлял собой авторскую смесь алкалоидов различных трав — гиосциамина, атропина, сапонина, аконитина и др. Ханаока выполнял под наркозом операции на конечностях, брюшной полости, черепе и молочной железе длительностью до 4 часов. К сожалению, рецепт тсусенсана остался тайной.
Кроме лекарственных средств с целью обезболивания применяли сдавливание сонных артерий и нервных стволов, а также воздействие холодом. В качестве метода хирургического обезболивания в Европе во второй половине XVIII века и позже, на протяжении столетия, был широко распространен месмеризм — предшественник современного гипноза. Основоположником месмеризма был австрийский врач Франц Антон Месмер (1734— 1815).
Разнообразные методы обезболивания, найденные в результате хаотического поиска, были не столь эффективны, как большей частью небезопасны из-за непредсказуемости эффекта применяемых средств, поэтому риск хирургического вмешательства стремились снизить за счет увеличения скорости выполнения операций.
Точкой отсчета начала победного шествия эпохи обезболивания стали открытия в области химии. По всей видимости, первым удалось получить эфир в качестве побочного продукта во время алхимических исследований в 1275 году испанскому монаху, миссионеру, поэту и философу Раймонду Луллиусу (1235— 1315). В средние века эфир называли сладким купоросным маслом (Oleum vitriole dulce). Это название вместе с фармакологическим описанием эфира впервые сделал немецкий ботаник и аптекарь Валериус Кордус (1515— 1544) в 1540 году. В это же время эксперименты по изучению фармакологических свойств эфира проводил Парацельс (1493— 1541) и рекомендовал применять эфир в качестве успокоительного, снотворного и противосудорожного средства. В сравнении с препаратами опия и мандрагоры главным преимуществом эфира Парацельс считал быстрое восстановление сознания. В 1680 году эфир повторно синтезировал Роберт Бойль (1627— 1691), знаменитый физик, химик, теолог и один из основателей Лондонского Королевского общества (1662). После Роберта Бойля эфир удалось получить Исааку Ньютону (1642— 1727). В начале XVIII века немецкий врач Фридрих Гофман (1660— 1742) предложил смесь эфира со спиртом в качестве успокаивающих капель, названных его именем; их применяли более ста лет. В 1730 году Фробениус продолжил исследования, и именно он ввел в практику термин "эфир". Чистый эфир получил в 1796 году Товий Ловиц (1757— 1804), химик и фармацевт, академик Петербуржской Академии Наук (1793). Наркотизирующее действие эфира открыл в 1818 году английский физик Майкл Фарадей (1791— 1867).
В 1772 году английский ученый Джозеф Пристли (1733— 1804), богослов, философ и химик, синтезировал закись азота.
Гэмфри Дэви (1778— 1829) — президент Лондонского Королевского общества, кавалер ордена Почетного легиона, получивший награду от самого Наполеона, известный физик и химик, один из основателей электрохимии, первые химические эксперименты проводил, будучи учеником аптекаря. В последствии, став ассистентом местного хирурга, Дэви использовал технологию получения закиси азота, разработанную Пристли. Действие закиси азота Дэви испытывал на себе: вдыхание газа производило чарующее впечатление, вызывало опьяняющий эффект и веселое настроение. Увлекательные опыты поставили под удар врачебную практику шефа Дэви, поскольку пациенты, встретившись в приемной с возбужденным и невменяемым, по их мнению, помощником врача, уезжали недовольные. Дэви перенес исследования в другое место и даже прекратил их на непродолжительное время из-за взрыва во время одного из экспериментов. Благодаря прозорливому участию доктора Гидди, будущего президента Королевского общества, талантливому Дэви предоставили место работы в Пневматическом институте в Бристоле. Это позволило продолжить исследования закиси азота, которую Дэви назвал веселящим газом. В возрасте двадцати одного года (1800) он публикует книгу "Исследования химические и философские, касающиеся главным образом закиси азота, или дефлогистированного воздуха, и его вдыхания", где впервые описывает обезболивающий эффект газа. В 1799 году Дэви удалось наладить производство химически чистой закиси азота и начать эксперименты с ингаляциями больших доз газа. Сохранились записи Дэви об ощущениях от вдыхания закиси азота:
Почти немедленно началось дрожание, идущее от груди к конечностям. Я испытывал ощущение осязательного напряжения, в высшей степени приятного в каждом члене. Мои зрительные впечатления были ослепительны и казались великолепными. Я отчетливо слышал звук в комнате и был прекрасно ориентирован в происходившем. Постепенно, по мере того как приятные ощущения нарастали, я потерял связь с внешним миром. Потоки зрительных образов быстро пробегали в моем сознании и так сочетались со словами, что производили совершенно новые образы. Я пребывал в мире идей, заново измененных и причудливо сочетавшихся. Я строил теории и делал открытия. Когда я был разбужен из этого полубредового транса доктором Кинглэком, который отнял мешок от моего рта, то негодование и гордость были первыми чувствами от присутствия около меня другого человека. Мои эмоции были возвышены, и я испытывал энтузиазм. Я ходил по комнате около минуты, совершенно не считаясь с тем, что говорили вокруг меня. Когда я вернулся к прежнему состоянию рассудка, я испытывал потребность сообщить об открытии, которое я сделал во время эксперимента. Я старался вернуть свои видения, но они были слабы и неотчетливы. Однако сумма данных представлялась сама собой, и я заявил о ней доктору Кинглэку с самой полной уверенностью и пророческим образом: в мире нет ничего, кроме понятий; вселенная состоит из впечатлений, идей, удовольствий и страданий...
По книге С.С. Юдина "Избранные произведения.
Вопросы обезболивания в хирургии"
Результаты опытов над собой и многочисленными пациентами позволили Дэви сделать крупнейшее открытие, которое автор сформулировал в книге Medical Vapours:
...так как закись при интенсивном действии способна уничтожать физическую боль, она может быть с успехом использована при хирургических операциях, в которых не имеет места большая потеря крови.
По книге С.С. Юдина "Избранные произведения. Вопросы обезболивания в хирургии".
Идею Дэви попытался воплотить в практику английский хирург Генри Хилл Хикмен (1800— 1839), идеолог будущей анестезиологии. После многочисленных экспериментов с закисью азота на животных, он активно пропагандировал идею анестезии в течение целого ряда лет. Хикмен обратился в Королевское хирургическое общество в Лондоне, действительным членом которого состоял, но его предложение об операциях в состоянии "полуасфиксии" было принято с большим скептицизмом. Тогда он отправил письмо президенту Лондонского Королевского общества сэру Гемфри Дэви с изложением своих основных идей и просьбой о содействии в получении разрешения на дальнейшие эксперименты. Письмо должно было сыграть решающую роль, ведь именно Гемфри Дэви первым описал аналгетическое Действие закиси азота. Хикмен написал на титульном листе только должность Дэви, а один из вице-президентов общества не смог должным образом оценить значение обращения, и письмо не попало в руки адресата. Хикмен был разочарован отсутствием ответа. Более того, его самолюбие было ушемлено критической статьей, опубликованной в 1826 году в "Ланцете" и размещенной под заголовком "Хирургический вздор".
Не получив поддержки среди английских хирургов, Хикмен решил попытать счастье в Париже, который в то время был общепризнанным центром научной медицинской мысли. Он обратился к королю Франции Карлу X со стремлением доказать, что речь идет о важнейшем открытии для человечества. Хикмен просил разрешения испытать свой наркоз на человеке. В августе 1828 года в Парижской медицинской академии был создан комитет из пяти человек для обсуждения проблемы Хикмена. Парижские хирурги проявили любознательность не более лондонских и отвергли предложение Хикмена, как иллюзорное. Генри Хилл Хикмен скончался 5 апреля 1830 года в возрасте двадцати девяти лет от туберкулеза, пребывая в состоянии полного разочарования и подавленности.
В Великобритании и США в первой половине XIX-го века общественные демонстрации действия закиси азота не были редкостью. 10 декабря 1844 года в небольшом американском городке Хартфорде (штат Коннектикут) 27-летний дантист Хорас Уэллс (1815— 1848) пришел на публичную демонстрацию действия "веселящего газа" приезжего доктора-химика Кольтона. Уэллс наблюдал, как его знакомый во время сеанса вдыхания газа получил значительную травму голени, но не ощутил боли. Уэллс увлекся идеей обезболивания закисью азота при экстракции зубов.
...11 декабря 1844 года коллега-дантист удалил здоровый зуб Хорасу, который находился под действием паров закиси азота. Очнувшись после наркоза, Уэллс воскликнул: "Наступила новая эра в экстракции зубов!" Приступив к широкому применению закиси азота, Хорас получал обезболивающий эффект только в половине случаев. Не вникая в причины проблемы, в 1845 году он настоял на публичной демонстрации экстракции зуба в Массачусетском общем госпитале, которая закончилась провалом. Присутствующие кричали: "Обман, мошенничество!" Позже, отойдя от дел, Хорас получил известие о том, что его бывший партнер